по умолчанию
по умолчанию
по дате добавления
по названию (А-Я)
по названию (Я-А)
по популярности
Следующие
10
В архиве
Музей кино

Сергей Эйзенштейн и японская культура

Постоянная экспозиция
Музей кино
Музей кино
Телефон
+7 (495) 748–86–84
Официальный сайт
http://www.museikino.ru/
Дополнительная информация
Государственный центральный музей кино на ВДНХ открылся 20 октября 2017 года в павильоне № 36. В нем разместились фондохранилища, шесть выставочных зон, научно-образовательный центр и три кинозала, где каждую неделю показываются фильмы из коллекции музея. В фондах Музея кино хранятся костюмы, фотографии, афиши и плакаты, диафильмы, редкие книги, кино- и фототехника и личные вещи деятелей отечественного кинематографа — начиная с конца XIX века и по сегодняшний день. Всего 169 000 единиц хранения. Важнейшую часть коллекции представляет синематека: Музей кино является обладателем уникальных кинолент.
Оставить отзыв о выставке
Экспозиция посвящена встрече Эйзенштейна с мастерами японского искусства и в целом теме Японии в его фильмах и теоретических трудах. Ее дополняют репродукции детских и юношеских рисунков Сергея Михайловича. Они сделаны под влиянием европейской карикатуры, но и традиционное японское искусство, воспринятое в Европе и по-своему осмысленное стилем модерн, косвенно формировало будущего режиссера.
Посмотреть все экспонаты

О выставке

#1
С. М. Эйзенштейн с актером Тёдзюро Каварасаки. 1928
#2
ЯПОНСКИЕ УРОКИ ЭЙЗЕНШТЕЙНА

Увлечение культурой Японии началось у Сергея Михайловича Эйзенштейна (далее — Э. или С. М.) в юности с интереса к театральным системам Кабуки и Нō. Мечта увидеть их на сцене привела к тому, что осенью 1920 он приехал в Москву изучать японский язык в Академии Генерального штаба, чтобы попасть в Японию переводчиком. И хотя вскоре он ушел из Академии, став художником и режиссером театра, а затем кино, японские уроки ему очень пригодились. Оказалось, что и в России можно применить многие идеи японского театра. Так, ханамити (помост со сцены через зрительный зал) обернулся в первом спектакле Э. «На всякого мудреца довольно простоты» (1923) проволокой над головами зрителей, по которой авантюрист Голутвин «уходил в эмиграцию» (на балкон). Работая в кино, С. М. показал в статье «За кадром», что монтаж кадров напоминает иероглифическое письмо. Трехстишия хокку учили выбору двух-трех деталей, способных передать одновременно состояние души и природы. Когда в 1928 театр Кабуки приезжает на гастроли в Москву, Э. ежедневно ходит на спектакли, извлекая полезные уроки. Например, он замечает, что, играя гнев персонажей, актер, по традиции, скашивает глаза к переносице (ранее эту мимику он отметил в гравюрах Сяраку). С. М. обращается к физиологии зрения — оказывается, что японцы такой условностью на сцене подчеркивают общечеловеческое проявление стресса. Позднее Э. посоветует Михаилу Кузнецову, игравшему в «Иване Грозном», чуть скосить глаза при взгляде на дыбу, и зритель интуитивно почувствует жестокость опричника. В статье «Нежданный стык» С. М. называет спектакли Кабуки образцом для недавно изобретенного звукового кино. Ключевой кадр «Ивана Грозного» был найден благодаря образу ястреба над снежной равниной в гравюре Хиросигэ. Эстампы Утамаро и Хокусая для него — не просто портреты, пейзажи, бытовые сцены, но воплощение законов дальневосточной диалектики Инь-Ян, и Э. посвящает им этюды и целые главы своих трудов об искусстве. В его коллекции «предков кино» есть гравюра с персонажами уцуси-э — «слайд-театра», изобретенного в Японии в середине 19-го века… 
Сергею Михайловичу не удалось при жизни попасть в Японию, но туда пришли его фильмы, переводы его книг, выставки о его творчестве. Наследие Эйзенштейна изучают в японских киношколах и университетах — с особым вниманием к его наблюдениям и мыслям о японской культуре.
Экспозицию дополняют репродукции детских и юношеских рисунков Сергея Михайловича. С ранних лет он выразительно рисовал персонажей одной линией и научился строить из них на бумаге целые сюжеты. Его зарисовки в ученических тетрадях были сделаны под влиянием европейской карикатуры. Но и традиционное японское искусство, воспринятое в Европе и по-своему осмысленное стилем модерн, косвенно формировало будущего режиссера. Прямой диалог Эйзенштейна с культурой Японии начался в юности, когда он познакомился с японским языком, письменностью, поэзией, творениями мастеров графики и театром этой страны.
Экспозиция подготовлена при партнерской помощи Российского государственного архива литературы и искусства (РГАЛИ).
Мы используем Cookies
Во время посещения данного сайта, Минкультуры России может использовать общеотраслевую технологию, называемую cookie. Файлы cookie представляют собой небольшие фрагменты данных, которые временно сохраняются на вашем компьютере или мобильном устройстве, и обеспечивают более эффективную работу сайта. Продолжая просматривать данный сайт, Вы соглашаетесь с использованием файлов cookie и принимаете условия.
По вашему запросу ничего не найденоПопробуйте уточнить параметры поиска
Экспонаты
Найдено: 
Показать все
Выставки
Найдено: 
Показать все
Музеи
Найдено: 
Показать все
%title%
%author%
%organization%
%label%
%title%
%organization%
%dates%
%label%
%title%
%title%
%author%
Топ-100